О кладбищах, настоящих и нет, ч.2

В начале XIX века население Британии выросло в несколько раз, и, поскольку в разгаре была индустриальная революция, большая часть этого роста пришлась на крупные города. Но чем больше людей в городе жило, тем больше людей в нем умирало…

27 октября 1843 года в Ковен-гардене, Лондон в возрасте 64 лет скончался некий господин Фостер. Врач мистера Фостера, доктор Уокер, посвятил последние двадцать лет изучению состояния городских кладбищ. Они были страшно, кхм, перенаселены, и доктор Уокер беспокоился о том, какой вред подобное положение может наносить жителям окрестных районов. В своем беспокойстве он был достаточно громок — писал письма в газеты и сочинял памфлеты, призывая к реформе. Он подробно записал, что произошло после смерти мистера Фостера.

Жена покойного послала двух его друзей на приходское кладбище церкви Сент-Мартин-ин-зе-филдс (если вы бывали в Лондоне, то наверняка знаете ее — это собор, находящийся на северо-восточном углу Трафальгарской площади, справа от Национальной галереи), удостовериться, что все было должным образом подготовлено к захоронению. Те обнаружили, что гробовщики действительно уже выкопали яму — но всего около 70 см глубиной. Это было абсолютно неприемлимо — о чем друзья и сообщили гробовщикам, потребовав копать глубже. Гробовщики, очевидно привычные к подобным ситуациям, без лишних споров согласились, уточнив только, что тогда из ямы придется достать содержимое.

Содержимым оказался другой гроб, который тут же вытащили и разбили топорами. Занимавшее его тело вывалили на землю и втоптали в глину.

Друзья в ужасе смотрели на происходящее, но… могила по-прежнему была недостаточно глубокой.

Гробовщикам пришлось вытащить и разбить еще два гроба, чтобы яма достигла приличной для захоронения глубины. Когда мистера Фостера опускали в могилу, друзья понимали, что через несколько лет и его ждет подобная судьба.

В 1822 году на Стрэнде открылась часовня Инон, предлагавшая захоронение в своем склепе. Это был весьма прибыльный бизнес, и служитель часовни мистер Хаус изрядно демпинговал ближайшую англиканскую церковь. Те продавали место в своем склепе за 6 фунтов и 14 шиллингов; мистер Хаус же предлагал упокоиться с миров всего за 15 шиллингов.

Склеп часовни Инон был не очень большим — он мог вместить около 1300 захоронений. Однако к 1840-м мистер Хаус продал как минимум 10 тысяч мест. Как же такое возможно?

Напротив часовни Итон был открытый сток, и мистер Хаус просто-напросто смывал «лишние» тела по канализации прямо в Темзу.

1848 в Лондоне разразилась эпидемия холеры. Даже тогда ее связывали с ужасающим состоянием канализации (как и Букингемский дворец, многие дома были построены прямо на акведуках) и тем, что в нее сливали. А сливали в нее все, вплоть до отходов скотобоен — и трупов.

Решением этой проблемы должны были стать публичные кладбища на окраинах города. Первое было построено в Кензал-грин в 1833 году. Вокруг аккуратной англиканской часовни простирались сотни земельных наделов, доступных — за должную плату — к вечному владению. Но удаленность от городского шума и суеты означала также и удаленность от церковного прихода, а перспективных клиентов это немного… пугало.

Все изменилось в октябре 1843 года, когда скончался герцог Сассекский, шестой сын Георга III.

Принц Август Фредерик был женат дважды — и оба раза на женщинах не королевской крови, что было запрещено законом о королевских браках. По факту, оба эти брака были недействительны. Но своих жен Сассекс любил (он единственный не бросился участвовать в гонке за производство наследника после смерти принцессы Шарлотты), и хотел быть похороненным вместе с женой, которой просто не было места в королевских гробницах.

Выбрав своим последним пристанищем Кензал-грин, он положил начало новому викторианскому помешательству. Богатые люди бросились к владельцам кладбища, готовые заплатить любые деньги, лишь бы приобрести кусочек кладбища поближе к гробнице герцога. Когда пятью годами позже напротив герцога захоронили его любимую сестру, принцессу Софию, дело было решено. Англичане стали переселяться на кладбища.

Шоколадный мусс с шоколадно-миндальной крошкой — и песочным печеньем в качестве декорации хорошо сочетается с полнотелыми красными винами сортов Кабене Совиньон, Бордо или Сира и мрачным готическим кино вроде Багрового пика или Грозового перевала. Хорошей вам пятницы, друзья!

Шоколадный мусс
Print Recipe
Порции
3 человек
Время приготовления Пассивное время
30 минут 2 часа
Порции
3 человек
Время приготовления Пассивное время
30 минут 2 часа
Шоколадный мусс
Print Recipe
Порции
3 человек
Время приготовления Пассивное время
30 минут 2 часа
Порции
3 человек
Время приготовления Пассивное время
30 минут 2 часа
Ингредиенты
Шоколадный мусс
  • 150 г горького шоколада
  • 25 г сливочного масла
  • 2 маленьких яйца (разделенных на желтки и белки)
  • 27 г сахара
  • 150 г сливок для взбивания
Шоколадно-миндальная грязь
  • 40 г миндальной крошки
  • 40 г сахара
  • 25 г муки
  • 1 ст. л. какао-порошка
  • 20 г сливочного масла
Порции: человек
Инструкции
Шоколадный мусс
  1. На водяной бане нагревайте масло и шоколад, постоянно помешивая, пока они не соединяться в однородную массу.
  2. Снимите с огня и по одному введите желтки и перелейте смесь в холодную емкость.
  3. Взбейте сливки до мягких пиков. Взбейте белки до мягких пиков, затем добавьте сахар и продолжайте взбивать, пока сахар не растворится.
  4. По очереди введите в яично-шоколадную смесь сливки и белки.
  5. Разлейте мусс по формам, закройте пищевой пленкой и уберите в холодильник на два часа.
Шоколадно-миндальная грязь
  1. Растопите сливочное масло.
  2. Смешайте все сухие ингредиенты, добавьте масло и перемешайте, так, чтобы получившееся тесто рассыпалось в руках, напоминая мелкую крошку.
  3. Выложите на противень, застеленный пекарской бумагой и выпекайте в духовке 10 минут при 150С.
  4. Готовую смесь раскрошите поверх мусса.
  5. Украсьте мусс любым продолговатым печеньем, похожим на надгробные камни.

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

Notify of
avatar
wpDiscuz