Ханна Гласс — кухонный Че Гевара

Кажется, что в какого автора ни плюнь — обязательно попадешь в кухонного Че Гевару. Карим систематизировал французскую кухню, Эскофье — безжалостно его отредактировал; Актон первой стала писать список ингредиентов, а миссис Битон (о чудо из чудес!) догадалась переставить его в начало рецепта. Китчинер первым обратился к рецептам для самых бедных, а Сойе и Франкателли побывали по обе стороны спектра… Но не было бы преувеличением сказать, что этот (да и любой иной кулинарный) блог едва ли существовал, если бы не Ханна Гласс. ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ

Марсельеза и волшебная плитка

Портрет Алексиса Сойе, Элизабет Эмма Сойе. Середина XIX века

26 июля 1830 года король Франции Карл Х издал ряд указов,  распускающих палату представителей, ограничивающих свободу слова и прессы и ужесточающих избирательное право. Жители Парижа, особенно студенты, отреагировали мгновенно и привычным им способом: уже на следующий день они начали ковырять из мостовых булыжники и строить баррикады. Главным инициатором «июльских ордонансов» был министр иностранных дел и премьер-министр князь Жюль де Полиньяк. Карл Х и Полиньяк ждали от них только успеха, и 27 июля кухни Полиньяка работали вовсю, готовя грандиозный банкет в честь принятия ордонансов, когда туда ворвалась бушующая толпа. Двух поваров пристрелили, когда молодой помощник старшего повара Алексис Бенуа Сойе со всей имеющейся страстью начал распевать Марсельезу. Пел он неплохо, и разом успокоившаяся толпа на плечах вынесла его на улицу. 2 августа Полиньяка арестовали, а Карл Х отрекся от престола. Сойе же упаковал чемоданчик и направился к Кале дабы пересечь Ла-Манш. Ему суждено было стать одним из самых именитых и блестящих английских поваров XIX века, и вместе с тем — благотворителем, борцом с голодом и создателем полевой кухни, которой британская армия пользовалась вплоть до 1982 года.

ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ

Изабелла Битон, генерал в черном бомбазине

img_9518

Со времени свадьбы прошло несколько месяцев, когда Франк Кросс в первый раз заметил, что его жена чем-то опечалена. В ее взгляде он усмотрел какую-то затаенную грусть, причины которой он не знал. Однажды после обеда Франк вернулся домой раньше обычного времени и, войдя неожиданно в комнату жены, застал Мод сидящей в кресле у окна с толстой книгой на коленях.
ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ