Лондонский туман

«Несносная ноябрьская погода. На улицах такая слякоть, словно воды потопа только что схлынули с лица земли, и, появись на Холборн-Хилле мегалозавр длиной футов в сорок, плетущийся, как слоноподобная ящерица, никто бы не удивился. Дым стелется едва поднявшись из труб, он словно мелкая черная изморось, и чудится, что хлопья сажи – это крупные снежные хлопья, надевшие траур по умершему солнцу. Собаки так вымазались в грязи, что их и не разглядишь. Лошади едва ли лучше – они забрызганы по самые наглазники. Пешеходы, поголовно заразившись раздражительностью, тычут друг в друга зонтами и теряют равновесие на перекрестках, где, с тех пор как рассвело (если только в этот день был рассвет), десятки тысяч других пешеходов успели споткнуться и поскользнуться, добавив новые вклады в ту уже скопившуюся – слой на слое – грязь, которая в этих местах цепко прилипает к мостовой, нарастая, как сложные проценты.

Туман везде. Туман в верховьях Темзы, где он плывет над зелеными островками и лугами; туман в низовьях Темзы, где он, утратив свою чистоту, клубится между лесом мачт и прибрежными отбросами большого (и грязного) города. Туман на Эссекских болотах, туман на Кентских возвышенностях. Туман ползет в камбузы угольных бригов; туман лежит на реях и плывет сквозь снасти больших кораблей; туман оседает на бортах баржей и шлюпок. Туман слепит глаза и забивает глотки престарелым гринвичским пенсионерам, хрипящим у каминов в доме призрения; туман проник в чубук и головку трубки, которую курит после обеда сердитый шкипер, засевший в своей тесной каюте; туман жестоко щиплет пальцы на руках и ногах его маленького юнги, дрожащего на палубе. На мостах какие-то люди, перегнувшись через перила, заглядывают в туманную преисподнюю и, сами окутанные туманом, чувствуют себя как на воздушном шаре, что висит среди туч.» (Ч. Диккенс, «Холодный дом») ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ

Суп из зеленого горошка

Я родилась и выросла в маленьком подмосковном городке. Наш — совершенно обычный — многоквартирный дом стоял на окраине, на частично засыпанном пруду. Когда наша семья только переехала, остатки этого пруда простирались прямо за домом; любители рыбалки плавали по нему на надувных лодках. ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ

Овощной маллигатони

Пост — самое время для того, чтобы снова вернуться к индийской кухне. И истории.

История Британии в Индии — это во многом история пропаганды. Наверное, можно сказать, что политика завязана на пропаганде на протяжении всей истории, ведь она «пишется победителями». Но есть что-то удивительное в том, как Британия на протяжение многих лет рассказывала сомнительные сказки об иных событиях, и даже индийцы не задумывались об их фантастичности. Взять вот историю Калькуттской черной ямы. ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ